Как Тарантино подбирает музыку

Квентина Тарантино

Квентина Тарантино

Квентин Тарантино – режиссёр, чей авторский почерк настолько узнаваем, что в обиходе встречаются такие выражения, как “тарантиновский диалог” и “тарантиновское насилие”. Но прежде всего – “тарантиновский саундтрек”.

Как именно режиссёр использует своё мастерство в создании незабываемых комбинаций музыки и изображения? Почему он заслуживает Оскара за лучшие микстейпы? Или что сам Тарантино рассказывает о подборе саундтреков к своим фильмам?

Именно с музыки и начинается работа Тарантино над фильмом. Он подбирает несколько понравившихся треков и с их помощью нащупывает интонацию будущей картины. Ключевое значение, по его мнению, играет трек, выбранный для открывающих титров.

Только найдя подходящую песню, Тарантино уже принимается за сборку фильма. Квентин чаще всего знает зарание, какая музыка будет играть в каждой сцене. Доказательства этому – тот факт, что он прописывает название конкретных треков уже в сценарии. Или, если песня ещё не подобрана, описывает какой именно она должна быть.

Персонажи Тарантино постоянно слушают музыку, его герои бесконечно подпевают радио, включают плееры и проигрыватели и танцуют под любимые песни.

Такой тип саундтрека называется диегетический. То есть музыку слышим не только мы, но и персонажи. Во-первых, это позволяет нам мгновенно оказаться в том же времени и пространстве, что и герои. Во-вторых, сигнализирует о рукотворности тарантиновских миров.

Например, джукбокс из фильма “Доказательство смерти” 2007-го года принадлежит лично режиссёру. В изображении виниловых проигрывателей, музыкальных инструментах, радио Тарантино показывает себя абсолютным фетишистом. Даже большим, чем в любовании женскими ступнями.

Для Тарантино, аудиофила и большого поклонника американской поп-культуры, отношение человека к конкретным жанрам и исполнителям характеризует его мировоззрение в целом.

Его герои много говорят о музыке, почти так же часто, как о кино.

Не мудрено, первой ролью режиссёра был двойник Элвиса Пресли.

А с помощью простого танца Тарантино умудряется показать характеры героев.

И вроде бы не обязательно сцена раскрывает персонажей и их отношения. Особая звуковая среда его фильмов чаще всего отсылает к поп-песням 50-х и 60-х. Времени, которое он с таким упоением реконструировал в “Однажды в Голливуде”.

В ранних лентах беспечная музыка звучит анахронизмом и парадоксально совмещена с жёсткими криминальными сюжетами. Разумеется, Тарантино использует музыку весьма необычно, чтобы передать эмоциональное состояние героев в конкретный момент: решимость, влюблённость, наркотический кайф. Или же саундтрек озвучивает травматичные воспоминания из прошлого.

Но главная особенность стиля Тарантино в другом. Культовый режиссёр – мастер чёрного юмора, иронии и резкой смены тона. В его фильмах жестокость и насилие становятся объектом для шутки. Как в своих сюжетах он легко переключается с вроде бы безобидной беседы о бургерах на кровавые бандитские разборки, так и в музыке он играет против ожиданий зрителя, включая под массовые убийства и отсечения конечностей весёлое рокабилли.

Тарантино выбивает почву из-под ног и заставляет нас испытывать сложную гамму эмоций. Классический пример – фрагмент из “Бешеных псов”, который в консервативной периодике проходит как “печалько известная сцена пыток”.

  • Смысл песни “Stuck In The Middle With You”, которая такая лёгкая, бодрая, классная песня не в том, что она делает сцену легче. Нет, из-за неё становится ещё тяжелее смотреть! Потому, что вы смотрите, внезапно начинается приятная мелодия и вы такие “О, как здорово!”, начинаете притоптывать, ведь такая привязчивая песня. Майкл Мэдсен танцует свой танец. И внезапно: БУМ! Понимаете, что начинается жесть. И вы такие “Господи!”. Вы сидите и смотрите, но уже слишком поздно. Вы уже соучастники. Вам нравится песня, вам понравился его танец. А теперь получайте жесть. И именно это возмущает и тревожит.

Как уже понятно, Тарантино принципиально отказывается от музыки, написанной специально для фильма. Исключение он сделал только для любимого композитора, Эннио Морриконе, чьи треки часто использовал в предыдущих лентах.

Итальянский классик написал музыку для “Омерзительной восьмёрки”, хотя большая часть саундтрека и осталась от “Нечто” Джона Карпентера, действия которого тоже разворачиваются в закрытом пространстве посреди снежной бури. Во многом для этой отсылки и нужен был Морриконе.

И это характерно для режиссёрского стиля Тарантино, который построен на компиляции. Он постоянно делает визуальные цитаты из любимого кино, чтобы вызвать уже существующие ассоциации у зрителей и добавить смысловой подтекст сцене.

Музыкальные отсылки тоже идут в ход. Для него очень важно прочешивать параллели с жанровым кино. В первую очередь, с вестерном, саундтрек которого режиссёр пересаживает на почву аниме и аякудза и скрещивает с военными фильмами.

Тарантино делает музыкальные отсылки не только в кино, но и в реальной жизни. Например, в трейлере к “Однажды в Голливуде” играла песня, ноты которой нашли на рояле убитой шайкой Мэнсона Шэрон Тейт. А иногда режиссёр даёт понять, что происходящее на экране – постмодернистская игра. Например, включая рэп в “Джанго”, действия которого происходят в середине 19-го века. И это выглядит абсолютно уместно потому, что “Джанго Освобождённый” – ревизионистский фильм.

И в этой совершенной свободе и состоит главный приём Тарантино в работе с музыкой. Он создаёт удивительные, ни на кого не похожие кинематографические миры потому, что бесконечно влюблён в фильмы и в музыку и заражает этой любовью всех нас.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

MySea